Вопросы применения Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года в судах США в спорах, связанных с перемещением детей в США из государств, не подписавших данную Конвенцию
(Стр. 321-329)

Подробнее об авторах
Абашидзе Аслан Хусейнович д-р юрид. наук, профессор. Должность: заведующий кафедрой. Место работы: Российский университет дружбы народов. Подразделение: кафедра международного права
Российский университет дружбы народов Гугунский Денис Андреевич Должность: старший преподаватель. Место работы: Российский университет дружбы народов. Подразделение: кафедра международного права
Российский университет дружбы народов Кебурия Кристина Атаровна аспирант. Место учебы: Российский университет дружбы народов. Подразделение: кафедра международного права
Российский университет дружбы народов Конева Александра Евгеньевна канд. юрид. наук. Должность: ассистент. Место работы: Российский университет дружбы народов. Подразделение: кафедра международного права.
Российский университет дружбы народов Солнцев Александр Михайлович канд. юрид. наук, доцент. Должность: заместитель заведующего кафедрой. Место работы: Российский университет дружбы народов. Подразделение: кафедра международного права.
Российский университет дружбы народов
Чтобы читать текст статьи, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите в систему
Аннотация:
Цель. В качестве цели исследования выступает анализ спора, рассмотренного судом США и связанного с перемещением ребенка одним из родителей с территории Японии на территорию США, в качестве примера «восполнения пробелов» в правовом регулировании ситуаций, к которым не применяется Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. (далее - Конвенция 1980 г.). В частности, в статье рассматриваются вопросы применения национального семейного законодательства США для облегчения процесса возвращения ребенка, перемещенного в США из государства, не являющегося стороной Конвенции. В трудах российских экспертов изучаются преимущественно вопросы применения Конвенции 1980 г., включая трудности, возникающие в контексте практической реализации данного договора на территории Российской Федерации. Вместе с тем, мало внимания уделяется рассмотрению ситуаций международного похищения детей, в которых задействовано государство, не являющееся стороной данного международного договора, и путей их разрешения. В этой связи проведение вышеуказанного исследования на примере разрешения рассмотренного судом США спора о трансграничном похищении ребенка представляет ценность в плане поиска правовых путей разрешения ситуаций международного похищения детей с участием государств, в отношениях которых с Российской Федерацией Конвенция 1980 г. не действует, в особенности это касается отношений России и США. Методология. Для достижения указанной цели в рамках подготовки статьи был применен общенаучный методологический подход, позволяющий определить рамки исследования, уточнить основные понятия и категории, связанные с рассмотрением споров, возникающих в связи с международным похищением детей, ключевые концептуальные аспекты темы исследования. В процессе исследования применялись общенаучные методы познания, такие как анализ и синтез, обобщение, диалектический. Широко использовались такие специальные научные методы, как юридико-технический метод, метод сравнительного правоведения. Выводы. Решение суда США, рассматриваемое в настоящей статье, предусматривает правовой механизм разрешения ситуаций, когда ребенка похитили из государства (Японии), не являвшегося на момент совершения данного незаконного перемещения участником Конвенции 1980 г., и переместили на территорию США. В анализируемом споре суд США применил Закон США об обеспечении соблюдения единой юрисдикции в вопросах опеки над детьми (далее - UCCJEA), преследующий цели, аналогичные целям Конвенции 1980 г., и гарантирующий, что решение об установлении опеки над ребенком будет принято в государстве, где обычно проживал ребенок. Этот механизм представляет способ разрешения ситуаций международного похищения детей, к которому в США могут обратиться как граждане США, так и иностранные граждане в случаях, когда Конвенция 1980 г. не может быть применена. Приведенный в настоящей статье пример разрешения указанных ситуации может быть полезен при возникновении аналогичных споров, касающихся не только США, но также других государств-участников Конвенции 1980 г. (например, Российской Федерации). Возможность последующего использования результатов научной работы. Проведенный анализ может лечь в основу последующих исследований вопроса практического действия Конвенции 1980 г. и альтернативных способов разрешения ситуаций международного похищения детей, когда данная Конвенция применена быть не может. Практическое значение. Результаты исследования могут быть использованы в ситуациях международного похищения детей, в которых задействованы Российская Федерация и государств, в отношениях с которыми Конвенция 1980 г. не действует. Полученные результаты могут быть полезными в деятельности государственных органов, участвующих в разрешении ситуаций международного похищения детей, в том числе центральных органов государств-участников Конвенции 1980 г. Ценность. Результаты работы могут быть использованы в деятельности профильных российских государственных структур, включая Министерство образования и науки РФ, Министерство иностранных дел РФ, судебные органы, органы опеки и попечительства, органы Федеральной службы судебных приставов.
Образец цитирования:
Абашидзе А.Х., Гугунский Д.А., Кебурия К.А., Конева А.Е., Солнцев А.М., (2016), ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ГААГСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ АСПЕКТАХ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОХИЩЕНИЯ ДЕТЕЙ ОТ 25 ОКТЯБРЯ 1980 ГОДА В СУДАХ США В СПОРАХ, СВЯЗАННЫХ С ПЕРЕМЕЩЕНИЕМ ДЕТЕЙ В США ИЗ ГОСУДАРСТВ, НЕ ПОДПИСАВШИХ ДАННУЮ КОНВЕНЦИЮ. Пробелы в российском законодательстве, 8: 321-329.
Список литературы:
Абашидзе А.Х., Кебурия К.О., Конева А.Е., Солнцев А.М. Вопросы сотрудничества России с государствами - членами ЕС в рамках реализации Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. // Евразийский юридический журнал. 2015. N 10. С. 35-38.
Atkinson, J. (2011) ‘The meaning of habitual residence under the Hague Convention on the civil aspects of international child abduction and the Hague Convention on the protection of children’, Oklahoma Law Review 63, 647-662.
Blumberg, D. A. (2013) ‘The uniform child custody jurisdiction and enforcement act: a focused introduction’. See http://uccjea.net/resources/documents/lecture-outline. pdf.
Morley, J. D. (2013) ‘The impact of foreign law on child custody determinations’, Journal of Child Custody 10(3-4), 209-235.
Shuz, R. (2001) ‘Policy considerations in determining the habitual residence of a child and the relevance of context’, Journal of Transnational Law and Policy 11, 101-161.
Ключевые слова:
права детей, международное похищение детей, Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г, Российская Федерация.